Dmitriytishanskiy.ru

Онлайн уроки
15 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что такое шеринг в тренинге

Рефлексия, дебрифинг, шеринг

В моих курсах по подготовке игропрактиков и дизайн-мыслителей очень важную роль занимает рефлексия. Без неё тот неординарный образовательный результат, который заложен в игры и задания, просто не получить. Но, к сожалению, только единицы взрослых, не говоря уже о подростках, сразу умеют эффективно и с пользой размышлять о событиях собственной жизни. И речь сейчас пойдёт не о съедающем массу энергии бесполезном внутреннем диалоге и не о зацикливании на неудачном опыте. Далее дам свой ответ на вопрос «Как эффективно размышлять о своей жизни?».

Как я понимаю рефлексию? Чем она отличается для меня от других способов завершения и подведения итогов чего бы то ни было?

Рефлексия — это способность мысленно остановиться, выйти из ситуации, занять позицию стороннего наблюдателя-аналитика для выработки принципиально нового понимания произошедшего.

Почему советовать другим часто легче, чем придумать вовремя правильное решение для себя? Потому что мы вне ситуации или даже если в ней, то эмоциональный фон и значимость для нас ниже. Если я вижу на занятии, что у обучающихся очень яркие переживания после игры, задания, события, то до рефлексии обязательно провожу «шеринг». В моем понимании это высказывание чувств и эмоций, обработка внутренней энергии произошедшего. Так я снимаю эмоциональный накал, подготавливаю разум к дальнейшей мыслительной работе.

Почему мы или другие очень часто «танцуем на граблях»? Почему принимаем одни и те же решения и совершаем одни и те же действия, даже не осознавая этого? Пока мы в ситуации, мы скорее констатируем виды и порядок действий. Что и как делали, как реагировали. В центре внимания наши собственные действия. Видение и оценка их довольно статичны. Здесь на поверхность вплывают установки и убеждения: хорошо или плохо, правильно или неправильно, справедливо или не справедливо. Они-то и мешают нам сформировать новый взгляд на произошедшее. Фокус на себе, только теперь не на эмоциях, а на действиях, опять преграждает путь к рефлексии. Я делаю вывод, что пришла пора проводить «дебрифинг», давать возможность обучающимся высказать мнение о своих и чужих действиях или бездействии. Это работа на уровне суждений.

Рефлексия — это продуктивное сомнение в собственных действиях. То есть, чтобы к ней перейти нужно убрать эмоциональный накал и неконтролируемое желание защитить и оправдать свои действия.

Что же может дать это продуктивное сомнение? Зачем сомневаться?

Здесь прекрасно работает модель «Я — другие — мир».

  1. Можно осознать собственный дефицит. Понять, чего не хватает для решения проблемы и преодоления препятствия.
  2. Можно лучше понять других людей, мотивы их поступков, образ мысли, шаблоны поведения.
  3. Можно вычислить закономерности ситуации, в дальнейшем быстрее ориентироваться в происходящем и предугадывать развитие событий.

Из нового понимания рождаются новые действия, а значит получается то, что раньше было недосягаемым. Понимание, а значит и рефлексия, проходят внутри одного конкретного человека. Это принципиально отличается от публичного высказывания в «шеринге» и «дебрифинге», но в тоже время может быть вербализировано. Как любой навык, рефлексивность можно развивать. Этому я уделяю особое внимание, ведь, по сути, это развитие мышления, вывод его на новый уровень.

Что такое шеринг в тренинге

В чем суть владения в самом широком смысле слова, говорим ли мы о физическом предмете (например, об автомобиле) либо о праве на получение или предоставление услуги? Это дает нам право пользования, закрепленное буквой и духом всевозможных законов. Если опустить имиджевые аспекты владения, необходимо оно нам исключительно по этой причине — право и возможность чем-то воспользоваться. В этом заключается цель, тогда как обладание — лишь инструмент ее достижения. Но единственный ли?

В последние годы набирает обороты экономическая модель совместного потребления — коллективное пользование товарами или услугами без обязательного владения. Это и есть «экономика шеринга» (от англ. share — делиться). Не лишая преимуществ обладания, такая модель сглаживает недостатки классического владения.

Легковой автомобиль используется по назначению — то есть едет — лишь 5% своего жизненного срока.

Но оплачивать страховку и налог надо ежегодно. Другой пример: краткосрочная — по надобности — аренда рабочего пространства вместо долгосрочной аренды или даже покупки офиса, который по выходным и праздникам простаивает. Даже кастрюля щей, которые есть уже не можешь, а выбросить пока рано, да и жалко, можно продать голодному соседу по этажу.

Чего же тут нового?

Институт аренды и совместного, поочередного владения существует не одно тысячелетие. Смокинги, затем первые автомобили, затем радиолы и пластинки к ним, наконец, трактора для колхозов — все могло сдаваться в краткосрочную аренду. Чем же отличается нынешний всплеск популярности такой экономической модели?

По мнению директора Центра научно-технологического прогнозирования Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ Александра Чулока, современная шеринг-экономика основана на принципиально иной поведенческой модели потребителя. Ключевых факторов тут два:

В былые времена арендовали в основном то, что было не так просто приобрести (из-за нехватки средств, дефицита и так далее). Сейчас пользователи шеринг-сервисов просто этого не хотят, предпочитая не загружать жизненное пространство, тратить ресурсы на что-то иное, быть экологически и этически более «дружелюбными».

Брать что-то напрокат и завершать аренду стало гораздо быстрее и проще благодаря развитию технологий и ИТ-платформ.

Мы уходим от традиционного обмена «товар — деньги — товар». Поэтому шеринг-экономику стоит рассматривать как вектор, вокруг которого формируются и который сам формирует целый набор глобальных трендов. Это и «умный город» с развитием интеллектуальной транспортной и жилищной системы, и рациональное использование ресурсов, и ответственное потребление, и создание новых бизнес-моделей.

Важно и то, что шеринг-экономика касается каждого из нас здесь и сейчас. С одними тенденциями и явлениями работает лишь узкая группа специалистов, другие направлены в далекое будущее, тогда как принцип совместного потребления доступен людям всех профессий, возрастов и социальных статусов.

В свою очередь, профессор РЭШ Сергей Измалков выделяет три подхода к пониманию того, чем же является современная шеринговая экономика.

Обывательский. Шеринг — просто набор новых бизнесов, новых услуг, которые по сути дублируют старые, но за счет развития технологий являются более гибкими и удобными.

Социологический. Совместное потребление как процесс приносит большее удовлетворение, нежели обладание чем-то. Можно посмотреть видеострим, чтобы затем обсудить его с другими зрителями, или же внести вклад в защиту окружающей среды, решив какое-то время не пользоваться личным автомобилем.

Читать еще:  Тренинг по тайм менеджменту для школьников

Экономический. Более эффективное использование ресурсов, будь то одежда, транспорт или рабочее пространство.

Что подходит для совместного пользования?

«Зашерить» сейчас можно практически что угодно: косметику, медикаменты, газонокосилки, даже домашний скот. О чем бы вы сейчас ни подумали, наверняка где-то в мире уже есть стартап, пытающийся встроить этот предмет в логику совместного потребления. Причем шеринг-экономика касается обмена не только между людьми, но и компаниями, институциями (совместное пользование сервисами хранения данных, набором экспертов и так далее).

Очевидным образом, товары и услуги, которые просто невозможно поделить, под такую модель не подойдут. Также важно, чтобы товары в совместном использовании не теряли из-за этого в качестве.

А это безопасно?

Прозрачность бизнес-модели — это, пожалуй, ключевой критерий успеха шерингового сервиса. Сейчас экономика совместного потребления во многом формируется по принципу саморегулирующейся организации, которая сама себя оценивает, ставит рейтинги, наказывает нарушителей. Но если окажется, что рейтинги, баллы в каком-то из сообществ можно просто купить либо же саму систему легко взломать, то принцип прозрачности дискредитируется, доверие начнет падать, и шеринг-бизнес вскоре рассыплется.

В каком-то смысле, компанию, предоставляющую шеринг-услуги, можно сравнить с «ночным сторожем» из классической либеральной концепции государства: она лишь устанавливает правила и следит за тем, чтобы они не нарушались. Иногда, например, в случае с краткосрочной арендой жилья, нельзя быть застрахованным от неправомерных действий контрагента. Но есть множество способов их выявить и пресечь в рамках закона и правил сервиса.

Есть ли у этого будущее?

Если верить экономистам — то да. Например, в России, по данным Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК), прирост шеринг-экономики в 2017 году составил 20%, а в 2018 году — уже 30%, что позволило всему этому рынку превысить объем в 0,5 трлн руб. Это примерно 0,5% российской экономики или одна крупная российская компания по рыночной капитализации, например, банк ВТБ или «Интер РАО». Предварительные оценки на 2019 год еще более оптимистичны — рост рынка на 50% до 770 млрд руб. Во всем мире, по оценкам аналитиков PwC, экономика шеринга вырастет с $15 млрд до $335 млрд между 2015 и 2025 годами.

Главное преимущество и главная же проблема шеринг-сервисов в том, что выходят они не на пустой рынок, но бросают вызов традиционной экономической модели.

Яндекс и Uber, AirBnb и WeWork, «Авито» и YouDo успешно конкурируют с гостиницами, таксопарками и газетным разделом объявлений. Задача это непростая, учитывая сопротивление компаний и целых секторов, которых теснят и выдавливают новые сервисы. Одним из инструментов завоевания места на рынке может стать создание новых бизнес-моделей. Так, Чулок из НИУ ВШЭ предвосхищает дальнейшее развитие гибридных форм ведения бизнеса — например, когда традиционный игрок запускает инновационный дочерний бизнес в рамках экономики шеринга. Яркий пример — сервис подписки на автомобили Hyundai Mobility, фактически, собственный каршеринг корейского автогиганта. В свою очередь, Антон Губницын, курирующий в РАЭК сектор шеринга, видит залог успеха в создании целых экосистем — то есть, цепочки сервисов совместного потребления.

Удачным примером может служить компания Amazon: речь идет про Amazon Web Services (AWS) — глобальную облачную инфраструктуру из сотен серверов, место на которых могут арендовать и стартапы, и миллиардные концерны. По итогам 2019 года на AWS приходится 12% из $280 млрд выручки Amazon и более половины операционной прибыли компании ($9,2 млрд из $14,5 млрд). В свою очередь, основной бизнес Amazon — это платформа электронной коммерции, что также подходит под определение шеринг-экономики.

Но пока в большинстве случаев шеринговая экономика — это убыточный бизнес. Во многом, из-за высоких расходов на агрессивное продвижение на рынке. Три лидера российского рынка каршеринга — «Делимобиль», BelkaCar и «Яндекс.Драйв» показали в 2018 году 259 млн, 386 млн и 550 млн руб. убытков соответственно. Uber в 2019 году потерял $8,5 млрд, тогда как AirBnb, похоже, закроет 2019 год в убытках, хотя раньше несколько лет подряд показывала прибыль. Выручка AirBnb при этом растет колоссальными темпами, просто затраты увеличиваются быстрее.

Как предприниматели шеринг-экономики будут справляться с убытками — постепенным поднятием тарифов для пользователей, объединением с другими сервисами в экосистемы или еще как-то, вопрос пока открытый.

Шеринг — это особый вид разговора

В семинарах холотропного дыхания , гештальт-группах, группах встреч, различных тренингах , принята форма работы, которая получила название «шеринг». Он имеет разную направленность и продолжительность. Русским аналогом этого слова может быть слово «проговор».

Им начинается и заканчивается работа на тренингах и в группах.

В начале происходит первый контакт группы. Участники (включая ведущих тренеров) садятся по кругу на стулья в крут таким образом, чтобы каждому было удобно и каждый мог видеть и слышать говорящего.

Начинается особый вид разговора, в котором принято говорить о своих чувствах. Все по очереди, начиная с тренеров, обсуждают с какими мыслями, чувствами, настроением они пришли . И внутреннее переживание, которое подчас кажется неосязаемым, невыразимым, начинает как-то оформляться.

Сакральный смысл

Богатство обмена между внутренней и внешней реальностями каждого человека оказывается еще более очевидным в группе. Из рассказов других людей человек может понять какие-то аспекты себя самого и свои переживания. Организовывается процесс, благодаря которому происходит этот ценный обмен, и появляется ясность, сакральное внимание.

Сакральное внимание описывает мощную силу групповой концентрации на одном человеке, как будто этот человек рождает внутреннюю истину или опыт во внешний мир.

Таким поведением создаётся любовь и безоценочное принятие. Это состояние ожидания без ожиданий. Другими словами, ожидание того, что процесс будет продолжаться от момента к моменту. Это равновесие между пониманием того, что происходит, с полным осознаванием и отсутствием привязанности к какому-либо конкретному содержанию или форме, в которой это приходит.Это та обстановка, в которой может с замиранием раскрыться твоя душа.

Сакральная терапия всегда гибко и спонтанно реагирует в каждый данный момент: смехом, слезами и моментами тишины. Во время обмена опытом люди чередуются, рассказывая то, что хотят рассказать о своем переживании.

Не нужно рассказывать то, что человек считает слишком личным. Не обязательно рассказывать вообще все. Однако если есть сомнение, рассказывать ли что-то, лучше рискнуть и попытаться передать этот опыт. Готовность доверить другим глубоко личный и важный опыт иногда дает чувство полной завершенности. Когда один человек закончил, другой, чувствующий желание говорить, может начать.

Те, кто слушает, полностью концентрируют свое внимание на том, что говорится.

Читать еще:  Тренинг эффективные переговоры

Самая ценная вещь, которую можно предложить говорящему, — это особое внимание группы. Иногда кажется, что необходимо что-то спросить для полной ясности. Как правило, лучше просто слушать. Вы вольны рассказывать о своем опыте только то, что считаете нужным. Делая это, не занимайтесь анализом, а пребывайте в энергиях самого процесса. Воздерживайтесь от анализа и оценок чьего-либо переживания. Иногда кажется вполне уместным предложить какую-то помощь или мысль, но на самом деле почти всегда бывает некстати отвлекать внимание от того, кто делится своим опытом, предлагая вместо этого свой собственный опыт или анализируя переживание, о котором говорится. Анализ и интерпретация предполагают, что имеется уже полная информация для интерпретации. Когда возникает интерпретация, появляется тенденция к прекращению или замораживанию дальнейшего движения.

Когда проводится шеринг по окончании упражнений или после дыхательной сессии, во время группового обмена опытом начинается интеграция опыта в обычную жизнь.

При завершении дня обсуждается польза, которую каждый участник извлек из данного процесса, что понравилось и не понравилось в проведенных упражнениях, с каким настроением участники уходят с сессии.

Таким образом, этот подарок и мудрость групповой реальности могут вспоминаться впоследствии сознанием и влиять на него.

Обратная связь. Шеринг

Необходимым условием деятельности тренинговых групп является обратная связь. Это один из основных факторов, обеспечивающих эффективность психологического тренинга. С методической точки зрения, обратную связь в психологическом тренинге можно определить как совокупность методов и приемов, направленных на получение участниками и (или) ведущим информации о том, как их поведение сказывается на других участниках тренингового процесса. Составляющими этого являются и определенным образом организованные высказывания ведущего и участников группы, и набор специальных тренинговых процедур. А.Г. Грецов [28] считает, что обратная связь может состояться при выполнении двух условий:

1. Поступления сведений о человеке.

2. Готовность этого человека принять их.

Л.Ф. Анн разработала «Положение о обратная связь». «Обратная связь — это адресованное другому человеку сообщение о том, что я о ней думаю, как я воспринимаю наши с ним отношения, какие чувства у меня вызывают его слова, действия, поступки.

Помни!

Делай обратную связь только тогда, когда тебя об этом просят. Говоря о своих мыслях и чувствах, скажи о том, какие конкретно слова, поступки их вызвали. Не говори о человеке в целом. Говори так, чтобы не обидеть другого человека.

Не оценивай.

Не давай советов. Фразы: «Я бы на твоем месте.», «Ты должен.» — запрещены.

Внимание!

Обратная связь — не повод свести счеты с тем, кто тебе давно не нравится. Если ты чувствуешь, что не можешь быть объективным, лучше промолчи. Обратная связь говорит о тебе столько же, сколько ты говоришь о другом. Говори о том, что тебе приятно, и о том, что тебе неприятно» [6, с. 71].

Д.В. Джонсон [32] рассматривает обратную связь как выражение чувств и мыслей относительно поведения другого человека. По его мнению, цель обратной связи — дать такую информацию, которая поможет партнеру понять, как его поведение влияет на вас и как вы его воспринимаете. Поэтому важно давать обратную связь так, чтобы информация не была угрожающей для партнера и не приводила к защите им его «Я». Чем больше защитных реакций, тем меньше вероятность того, что партнер услышит и поймет ваш обратная связь. Далее автор приводит признаки обратной связи, которые способствуют пониманию и не вызывают защитных реакций у партнера:

1. В обратной связи нужно обращать внимание на поведение партнера, а не на его личность.

2. Обратная связь стоит строить больше на наблюдении, чем на посыла.

3. В обратной связи должен использоваться больше описание, чем собственная мысль.

4. В обратной связи описание поведения вероятнее есть как «более или менее» такой, чем или «такой», или «другой». В обратной связи следует отражать поведение, которое касается определенной ситуации «здесь и сейчас», а не поведения «вообще», «там» и «тогда».

5. В обратной связи нужно стараться изучать различные возможности, а не произносить ответа или решения.

6. В обратной связи нужно выражать в большей степени свои мысли или информацию, чем советы.

7. Нужно обратить внимание на ценность обратной связи для партнера. Он не должен быть «выходом из положения» для того, кто его дает.

8. Обратная связь должна содержать вероятнее то количество информации, которую партнер может использовать, чем ту, которую вы имеете или вам хотелось бы дать.

9. Передавая обратную связь, необходимо учитывать факторы времени и места так, чтобы информация, которая касается партнера, воспринималась в благоприятное время.

10. Обратная связь должна показывать больше того, что сказано, чем того, почему это сказано. Когда обратная связь отражает что, как, когда, где относительно сказанного, он основывается на характеристиках, которые мы наблюдаем» [32, с. 24-26].

Л.А. Петровская [87] предлагает такую дифференциацию межличностного обратной связи:

1) умышленный-неумышленный (передается сознательно или непроизвольно);

2) вербальный-невербальный (согласно средств передачи). Она считает, что налажена обратная связь является существенным в контексте любого общения, а для того, чтобы он достиг своего наибольшего эффекта, должен удовлетворять два условия: конструктивность и полноту и насыщенность.

Под конструктивным обратной связью понимают такой, который, во-первых, прямо подает реципиенту реальные сведения о том, как он воспринимается коммуникатором, а, во-вторых, дается в форме, которая способствует его восприятию и возможному использованию.

Конструктивную обратную связь достигает своей цели при соблюдении следующих условий:

1) описательный характер;

2) неотложный обратная связь;

3) специфичность обратной связи, то есть он относится к конкретному проявлению участника, а не его поведения в целом;

4) релевантность обратной связи, то есть он должен быть соответствующий потребностям коммуникатора и реципиента;

5) ориентация обратной связи на свойства, которые могут быть изменены;

6) реализация обратной связи в контексте взаимодействия тренинговой группы.

Вторым условием обратной связи является его полнота и насыщенность, то есть использование всех форм и видов подачи обратной связи.

«Золотое правило» психологического тренинга заключается в том, что на обсуждение необходимо оставлять времени вдвое больше, чем на выполнение самого упражнения.

Пусковым механизмом работы в группе является обратная связь между участниками и руководителем группы. Для увеличения эффективности обратной связи целесообразно придерживаться правил, разработанных В.Д. Бреусом:

1) соблюдение баланса при подаче участнику группы положительной и отрицательной обратной связи;

2) соблюдение баланса при подаче обратной связи от различных источников: видеосвязи, обратной связи от членов группы, от руководителя.

Читать еще:  Тренинг жесткие переговоры москва

Схемы анализа были построены с учетом того, чтобы каждая из разыгранных ситуаций общения давала возможность проанализировать:

— соответствие своих представлений о чувствах и представление партнера его чувствам и представлениям о себе (насколько каждый из участников группы ориентируется в других людях);

— соответствие представлений о себе представлениям о себе других (насколько точно каждый из участников группы способен доносить свой образ другим, объективировать наружу свои чувства, состояния, отношение и т. др.);

— соответствие представлений о себе своему изображению на видеозаписи (насколько представления о себе участников группы соответствует тому, что они видят на экране, то есть об’єктивують извне);

— свои представления об уровне доминировании-подчинении себя и партнера в процессе общения и представления об этом у партнера.

Основная задача состояла в осознании участниками группы того, какие состояния, чувства, отношения, формы поведения актуализируются в партнера по общению в ответ на собственные формы вербальной и невербальной поведения» [цит. за: 55, с. 233].

Иллюстрацией формулировки обратной связи является таблица 3 [28, с. 53].

Вопросы шеринга

Непосредственно после выполнения упражнения участники могут быть удовлетворены или недовольны своими результатами. Задача тренера в шеринге состоит в том, чтобы помочь им выявить сильные и слабые стороны своих поведенческих стратегий и мировоззренческих установок.

Вопросы шеринга можно подготовить заранее. Обычно это стандартные проблематизирующие вопросы.

? Насколько вы удовлетворены полученными результатами?

? Что помогало и что мешало достичь наилучшего результата?

? Что вы чувствовали в процессе выполнения упражнения?

? Что вы думали о себе и окружающих?

? Какие действия были конструктивными и приближали вас к успеху?

? Какие действия были неконструктивными и отдаляли от успеха?

? Какое отношение это поведение имеет к вам и вашей жизни, к вашей профессиональной деятельности?

В результате анализа только что происходивших событий, проведенного по горячим следам, на доске или флипчарте образуются два списка: «помогало» и «мешало», или «+» и «-», или «хорошо» и «не очень».

В момент аналитического разбора самым сильным средством воздействия тренера на группу будет оперирование теми фактами, которые он только что наблюдал, глядя со стороны на участников, работавших над достижением поставленного результата. Когда тренер говорит нечто вроде: «Я наблюдал за тем, как ты… и был удивлен, когда ты сказал… Ведь это удаляло тебя от твоей цели. Почему ты так поступил? Чем руководствовался?» – участник задумывается над причинами, побуждающими его вести себя неконструктивно. Это безопасно, не нарушает созданной атмосферы доверия, поскольку тренер не оценивает личность участника, который по-прежнему остается ему симпатичен и которого он уважает. Это ценно, поскольку дает конструктивную обратную связь, помогая человеку разобраться в причинах неэффективного поведения.

Иногда бывает полезно «замкнуть» группу саму на себя. Участникам легче высказывать критические замечания в адрес «своих» и принимать от них критику, нежели выслушивать все то же самое от тренера. Например, тренер может задать такой вопрос после исследовательского упражнения на тренинге продаж, в котором участники переходили из роли «продавец» в роль «покупатель», пытаясь продать, например, необитаемый остров: «Чего вам не хватало в действиях «продавца» для того, чтобы вы совершили покупку, будучи «покупателем»?» Группа тут же включается.

Например, участница, игравшая роль покупателя, дает обратную связь по поводу действий своего «продавца»: «Возражение было вскрыто, это здорово! Но оно не было обработано. Я заговорила о своих опасениях и ожидала поддержки… Продавец, вместо того, чтобы удовлетворить мою потребность в безопасности, начал меня уговаривать купить остров, потому что он «недорогой»! Меня, как покупателя, не особенно интересовала цена: у меня есть деньги. Ключевым фактором для меня было безопасное пребывание на этом острове. Но продавец проигнорировал этот факт. Поэтому я не стала принимать его предложения о покупке.»

Итак, исследовательское упражнение, как бы оно ни проходило в группе, успешно или неуспешно, должно быть проанализировано на шеринге таким образом, чтобы поощрить участников за имеющиеся умения и (что самое важное в настоящий момент) помочь им увидеть зоны их ближайшего развития, белые пятна в умениях и навыках. Иногда предметом рассмотрения и выявления в шеринге могут стать и иррациональные установки, мешающие успешной деятельности. В итоге участники сами себе «ставят диагноз». При этом, несмотря на отсутствие оценочной деятельности тренера, определяются задачи развития конкретной группы в целом и каждого из ее членов в частности. Участники, видя проявившиеся зоны собственной некомпетентности, становятся более мотивированными к обучению, так как программа не спускается сверху, не предлагается авторитетным лицом, а пишется собственными руками после осознания недостатков своей коммуникативной деятельности.

В целях экономии времени или при работе с большими группами можно использовать и иной формат аналитического разбора. Приведу пример.

Группа делится на мини-группы. Можно провести это разделение по принципу только что разыгранных ролей. Каждая подгруппа одновременно анализирует прошедшую совместную деятельность (свою и коллег из другой подгруппы), выписывая на листе ватмана результаты обсуждения. Вопрос, на который отвечают участники, одинаков для обеих подгрупп, например «Что вам помогало и что мешало достичь согласия в переговорах?»

Затем представители от каждой подгруппы объявляют результаты проведенного анализа для всей группы, «на общий круг». Хотя люди анализируют свою деятельность в разных подгруппах, а иногда и в разных помещениях, результаты почти полностью аналогичны. Например, графа «минусов» начинается с одних и тех же слов: «агрессия», «давление», «неумение слушать и слышать друг друга». А графа «плюсов» содержит «терпимость», «доверие», «творческий подход», «взаимная поддержка».

Поскольку по итогам упражнения группа чувствует себя разделенной на два лагеря, необходимо вновь восстановить ее целостность, примирив ранее враждующие стороны. Участникам предлагается образовать пары из представителей разных подгрупп и поговорить о чувствах, испытываемых «здесь и сейчас». Можно также предложить участникам проговорить друг другу комплименты «по факту», то есть основанные на реальных внешних признаках или конструктивном поведении в прошедшем упражнении, или высказать пожелание одному из участников общего круга.

В результате слишком мягкого проведения шеринга после исследовательского упражнения последнее теряет свой диагностический и мотивирующий смысл, превращаясь в трудное творческое задание. Демотивирует участников как успешность («со мной все в порядке, ничего менять не хочу!»), так и неуспешность, ведущая к фрустрации и, как следствие, нарастанию сопротивления («это упражнение плохое, ничего общего с реальностью оно не имеет!»). А отсутствие качественного, опирающегося на факты разбора может создать у участников ощущение бессмысленности происходящего.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector