Dmitriytishanskiy.ru

Онлайн уроки
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Как стать критиком книг

Литературный критик

Литературный критик — это человек, который занимается изучением и анализом всех видов литературных произведений. Критик знакомится с произведением, изучает его, после чего дает всестороннюю оценку. Профессия подходит тем, кого интересует мировая художественная культура и русский язык и литература (см. выбор профессии по интересу к школьным предметам).

Лебедев Б. М.Ю. Лермонтов и В.Г. Белинский Бумага, акварель. 1952

Человек этой профессии оказывает непосредственное влияние на формирование читательских вкусов и популярность того или иного произведения.

Краткое описание

Литературный критик изучает преимущественно современные произведения, занимаясь поиском молодых дарований и новых тенденций. Этот вид творчества тесно связан со смежными науками, например с историей, языкознанием. Представителю профессии необходимо часто посещать мероприятия разного уровня, такие как книжные ярмарки, выставки, презентации и другие.

Специфика профессии

Профессия литературного критика достаточно высокооплачиваемая, но ее представителю придется приготовиться к тому, что не всего его рецензии на произведения будут хорошо приняты. В обществе сложилось мнение о том, что критик – это неудавшийся писатель, хотя это не так. Если оценка специалиста будет подтверждена фактами и аргументами, то обязательно найдет положительный отклик.

Литературный критик должен уметь:

  • давать оценку разным видам литературных произведений с точки зрения современности;
  • выявлять несоответствия;
  • владеть слогом и уметь подать информацию интересно, ведь рецензия должна привлекать не только ученых, но и обычных людей;
  • создавать не только статьи, но и книги;
  • хорошо разбираться в современных и классических литературных произведениях;
  • во время работы опираться на теорию и историю литературных наук;
  • изучать факторы, которые оказывали влияние на литературное произведение (биография автора, его возраст, особенности развития литературного направления и другие).

Критик должен постоянно давать оценку литературным произведениям, изучая последние новинки, читая рецензии своих коллег, вступая в литературные споры. Такой специалист может работать удаленно, публикуя свои работы в научных и публицистических журналах.

Плюсы и минусы профессии

Плюсы

  1. Высокооплачиваемая профессия.
  2. Возможность удаленной работы, ведь критик может проживать в любой стране, используя для чтения книг и отправки рецензий интернет.
  3. Профессиональные критики получают уважение и популярность в определенных кругах.
  4. Возможность работать критиком, имея образование литературоведа, журналиста, филолога.
  5. Возможность самореализации для людей, которые желают работать в сфере культуры.
  6. Интересная и многогранная работа, ведь критик может совмещать написание рецензий с созданием собственных литературных произведений, работой редактора.
  7. Современные технологии позволяют размещать рецензии на литературные произведения во всемирной сети (видео, тематические блоги и другие ресурсы).
  8. У представителей этой профессии всегда есть работа, ведь ежегодно издательства выпускают тысячи книг, на каждую из которых можно писать рецензии.

Минусы

  1. Нужно приготовиться к неодобрению со стороны коллег по литературному цеху. В обществе сложилось мнение о том, что критики – это саркастичные и недобрые люди, которые не смогли себя реализовать в качестве писателя.
  2. Литературный критик, который не умеет давать объективные оценки и не обладает талантом, не добьется успеха.
  3. Огромный конкурс на филологические факультеты в высших учебных заведениях.
  4. Работа требует внимания и отличной базовой подготовки.
  5. Необходимо уметь хранить в памяти огромный объем информации.
  6. Работа малоподвижная.

Важные личные качества

  1. Необходимо любить читать и быть всесторонне развитой личностью.
  2. Необходимо уметь не только запоминать, но и анализировать литературные произведения.
  3. Готовность к малоподвижной работе.
  4. Умение не замечать неодобрение окружающих людей и принимать конструктивную критику.
  5. Способность быстро заводить знакомство с новыми людьми, которые могут быть полезны (редакторы, журналисты, представители издательств и другие).
  6. Честность и ответственность.
  7. Умение быстро искать различную информацию, используя для этого доступные средства (архивы, интернет и другие).

Обучение на литературного критика

Специальность «Литературный критик» в высших учебных заведениях вы не найдете, поэтому необходимо ориентироваться на факультет журналистики, отечественной или зарубежной филологии, искусствоведения.

При поступлении абитуриенту придется сдавать следующие экзамены:

  • ЕГЭ по русскому языку, литературе и иностранному языку;
  • дополнительный экзамен творческой направленности, который поможет выявить потенциал каждого абитуриента. Для творческого экзамена используются произведения из общеобразовательной школьной программы.

Тип творческого экзамена зависит от высшего учебного заведения, в которое поступает абитуриент. Чаще всего это сочинение, которое помогает узнать больше о том, насколько хорошо абитуриент владеет русским языком, слогом, знает азы журналистики. Также может быть назначено дополнительное собеседование по результатам экзаменов.

Если вы желаете поступить на один из вышеперечисленных факультетов, то необходимо начинать подготовку за 2-3 года до подачи документов в высшее учебное заведение.

Кто такие критики

Умение правильно интерпретировать художественный текст или кинофильм, оценивать значимость произведений искусства доступно далеко не каждому. Для этого нужно обладать энциклопедическими знаниями и тонким вкусом. Все эти качества есть у профессиональных критиков.

Историческая справка

Первые критики, по мнению многих исследователей, появились еще в Древней Греции, где очень ценились театральные постановки. Некоторые известные почитатели театра, независимо от того, политики они или философы, высказывали свое авторитетное суждение, и от этого нередко зависела дальнейшая судьба спектакля или популярность актера.

Профессия критика сформировалась только ближе к середине XIX века. Тогда, как, впрочем, и сейчас, этой деятельностью занимались журналисты, общественные деятели, писатели.

Одним рецензированием просмотренных пьес было трудно прокормиться, поэтому приходилось браться за разную сопутствующую работу.

Описание профессии

Попробуем разобраться, кто такой критик сегодня. Это высококвалифицированный специалист, который в курсе новинок искусства и максимально объективно и взвешенно оценивает события культурной жизни. Это может быть новый альбом музыкальной группы, широко разрекламированный кинофильм, ожидаемый роман известного автора, выставка картин. Причем материал должен быть опубликован быстро и подан в понятной для читателя или слушателя форме.

Критики обычно специализируются на каком-то одном из видов искусства, исключения редки. Это связано с тем, что для этой работы нужно владеть огромным фактическим материалом, что отнимает много времени.

Специализации критиков могут быть разными:

  • Литературный. Работает с новинками книжного рынка, причем сферой его внимания являются печатные издания самой разной тематики. Профессионал способен дать оценку и художественному роману, и историческому труду, и научно-популярной брошюре, и детской книжке. Он посещает книжные ярмарки и выставки, сотрудничает с издательствами, получая от них книги, только вышедшие из печати, общается с писателями. Нередко положительная рецензия знаменитого критика дает старт головокружительной карьере молодого никому не известного автора.
  • Театральный. Его дело – приходить на все премьеры как в знаменитых театрах, так и на небольших площадках, на которых играются самые разные постановки – классические, андеграунд, молодежные студенческих спектакли. Критик указывает на достоинства и недостатки в игре актеров, мастерстве режиссера, сценариста, костюмера.
  • Музыкальный. Живет в мире звуков, и должен разбираться в различных жанрах. Если специалист избирает для себя какое-то конкретное музыкальное направление, он может стать в нем суперпрофессионалом, но при этом отрежет от себя целые пласты почитателей других стилей. Сольные и сборные концерты, альбомы, музыкальные фестивали и гастроли исполнителей в разных уголках страны не должны ускользнуть от его внимания.
  • Художественный. Специализируется на произведениях искусства (картинах, скульптурах, современных арт-проектах). Его познания должны быть очень глубоки и системны: начиная от истории культуры до понимания цветообразования и стилистических особенностей каждого мастера. Обязательные места посещения – музеи, галереи, персональные выставки, вернисажи.
  • Кинокритик. Одно из самых популярных на сегодня направлений. Если музыкальные и театральные события концентрируются в основном в крупных городах, то кино – гораздо более демократичный вид искусства, и интересуются ним многие. Рецензии можно размещать на разных тематических интернет-площадках и в специализированной прессе.
  • Кулинарный. Относительно новый профиль, который широко распространен в Европе, где гастрономическая культура и ресторанный бизнес находятся на высоком уровне. От отзыва критика во многом будет зависеть репутация заведения, количество посетителей, соответственно, и прибыль.
  • Критик компьютерных игр. В этой сфере экспертами нередко становятся молодые люди, находящиеся «в теме» с самого детства. Оценка уникальности сюжета, спецэффектов, визуализации героев, музыкального сопровождения, технических возможностей дает представление о качестве игры.

Принято считать, что в отличие от обычного слушателя или зрителя, специалист способен максимально абстрагироваться от своих эмоций и дать именно беспристрастную и объективную экспертную оценку.

На каких специальностях лучше учиться

Отдельной специальности «критик» в российских вузах не преподают. Необходимый для подобной работы набор знаний можно получить на университетских программах бакалавриата и магистратуры, связанных с искусством или литературой:

  • филология (отечественная или зарубежная);
  • искусства и гуманитарные науки;
  • теория и история культуры и искусства;
  • литературный работник;
  • журналистика и др.

Как правило, от абитуриентов требуются результаты ЕГЭ по предметам гуманитарного направления: русский и иностранный язык, литература, история, обществознание.

Лучшие вузы для обучения

Возможность стать критиком в основном зависит от личных способностей и качества полученного образования, поэтому лучше выбирать известные вузы с сильным преподавательским составом:

  • Литературный институт им. А. М. Горького готовит писателей и переводчиков, в аспирантуре доступна также специальность «языкознание и литературоведение». Студенты глубоко погружаются в современные литературные процессы, имеют все возможности для занятия наукой и стажировок в вузах США, Италии, Германии, Бельгии, Ирландии в рамках программ по обмену.
  • Московский государственный институт культуры обучает на факультетах медиакоммуникаций и аудиовизуальных искусств, театрально-художественном, музыкальном и хореографическом. Здесь можно освоить профиль «литературно-художественная критика».
  • Санкт-Петербургский государственный университет предлагает несколько вариантов обучения для тех, кто желает стать критиком. Можно поступить на программу «история искусств», где дадут глубокие знания по разным направлениям: от культуры Древней Греции и Византии до христианской иконографии. Также подойдет специальность «свободные искусства и науки», где делается акцент на истории архитектуры и живописи, изучаются проблемы классического и актуального искусства.
  • Санкт-Петербургская государственная художественно-промышленная академия им. А. Л. Штиглица. В вузе основной упор делается на декоративно-прикладное искусство и дизайн, но глубоко изучается теория и история мировой художественной культуры с древнейших времен до современности.
  • Российский университет дружбы народов преподает профиль «искусство и гуманитарные науки». Выпускники факультета являются специалистами с междисциплинарными знаниями и могут трудиться в традиционных сферах (издательство, театр, концертный и выставочный зал) или заниматься менеджментом в области культуры. Проектная деятельность организовывается совместно с испанским университетом Балеарских островов.

В крупных региональных вузах также можно подобрать специальность, связанную с литературоведением и искусствами, и в рамках программы получить базовые знания, необходимые для того, чтобы стать критиком.

Обязанности на работе

Основная функция критика – постоянно находиться в курсе событий, происходящих в избранном ним направлении культуры.

Для этого необходимо посещать театральные и кинематографические премьеры, книжные и художественные выставки. Чтение книг (от классики до новинок) и просмотр фильмов (от оскароносных картин до массовых сериалов) помогает расширить кругозор и сделать выводы о тенденциях развития соответствующего вида искусства. Не помешает и просматривать рецензии коллег.

После выхода новинки критик пишет на нее отзыв, указывает на сильные и слабые стороны произведения, выявляет несоответствия, делает выводы о художественной ценности картины или книги. Публиковать свои материалы можно в специализированных журналах, в собственных блогах, на тематических интернет-сайтах и страничках в социальных сетях. Те, кто обладает харизмой, привлекательной внешностью и хорошо поставленной речью, размещает видеоролики на сервисе YouTube.

Читать еще:  Лучшие книги по мировой экономике

Кому подходит

Профессиональному критику нужно иметь такой набор личных качеств:

  • объективность и беспристрастность;
  • работоспособность;
  • широта мышления;
  • чувство такта и рассудительность;
  • хорошая память;
  • наличие художественного вкуса;
  • способность аргументировать свои мысли.

Чтобы стать хорошим критиком, необходимо уметь взглянуть на событие под необычным углом, быть способным читать между строк, делать правильные (иногда нестандартные) выводы.

Сколько получают

Доход критика во многом зависит от его специализации. В среднем в России его зарплата колеблется в пределах от 20 до 40 тысяч рублей, но маститые профессионалы в столице могут зарабатывать в разы больше. Знатоки еды получают больше, чем эксперты по картинам или литературе.

Нередко стабильная часть заработка приходится на основную специальность (журналист, репортер, преподаватель), а оплата критических материалов относится к дополнительному доходу.

Перспективы профессии

Профессия критика будет существовать до тех пор, пока люди интересуются искусством. Но войти в этот узкий круг интеллектуалов нелегко. Придется начинать с низов, работать репортером в газете и строчить статьи обо всем на свете за копейки, при этом размещая в сети свои материалы по искусству в надежде, что кто-то из авторитетных людей обратит на них внимание или они станут популярными среди читателей.

Как стать литературным критиком

«Одна девочка-критик всё не могла понять, почему её не зовут на круглые столы, не замечают её статей, не интересуются мнением. И однажды мальчик-уголовник сказал ей:

— Как войдёшь туда, где собираются эти ваши критики, выбери самого крупного и выруби. И писателя какого-нибудь зачмори и опусти.

Девочку охватил ужас от таких хамских слов, но вдруг она ясно осознала, что все, кого она знает в профессии, входили в критику именно так».

(с) Виталий Пуханов

Литературный критик это такое старинное назание блогера-обзорщика.

@moderator тут товарищ ссылку на свой говноканал по делу и без дела пихает. Не противоречит ли это правилам: ссылка типа на спортивный канал в посте про литературных критиков?

@difrakciya это не говноканал и он не мой. А вот стенка, у которой курят и ссут — явно твоя

судя по всему, ты эксперт по таким стенкам))

Критика критики фэнтези.

К написанию подобной заметки меня меня должен был бы сподвигнуть очередной интернет-срач, вызванный очередным провокационным высказыванием очередной медиа персоны. Например: «Известный политик, музыкант, писатель, критик, футболист, блогер (нужное подчеркнуть) Х назвал жанр фэнтези ненавистной лажей, после чего: а) призвал запретить, б) назвал низкопробной недолитературой, в) объявил о тлетворном влиянии фэнтези на умы молодёжи и т.д. (ненужное вычеркнуть)». Однако… прямо вот к сегодняшнему дню подходящего срача «чавой-то» не нашлось. Ну или я просто плохо его искал. Да и медиа персон в наше время развелось столь много, а свободного времени из-за работы и прочих дел остаётся столь мало; что когда в новостной ленте проскакивает сообщение вида: «Известный Х…», первые вопросы, которые обычно возникают: «А кто этот ваш «известный» Х такой, и кому он, собственно, известен?!».

Подходящей знаменитости, разродившейся гневным спичем в адрес фэнтези, я к дате поста не подобрал, но в итоге решил, что не больно-то и надо! Научный подход учит нас тому, что любое претендующее на истину утверждение априори отделимо от личности своего автора. Так, например, мы считаем, что сила действия равна силе противодействия не потому, что сэр Исаак Ньютон был клёвым парнем. Спойлер: он им не был. Просто данное утверждение было подтверждено экспериментами и самой жизнью, а вот, допустим, ярая поддержка сэром Исааком арианства (христианского течения, отрицающего догмат Святой Троицы) столь всеохватывающего влияния на умы и сердца людей не получила, невзирая на весь авторитет Ньютона.

Не столь важно, кто ругает фэнтези. Главное: за что? Художественная литература – это всегда вкусовщина и всегда субъективные оценки. Однако многим людям зачастую неудобно встать и честно признаться: «Уж, простите, но это всё просто не моё». А зря! Тогда не будет и повода для конфликта с переливанием из пустого в порожнее. Кому-то нравятся огурцы, кому-то помидоры, о чём тут разговаривать? Неприятие фэнтези люди пытаются подкрепить аргументами и, в подавляющем большинстве случаев, главным доводом становится – «неправдоподобие».

Фэнтези плохо, потому что оно… неправдоподобно. Эдакая «сферическая претензия к жанру в вакууме» звучит примерно так: «Чрезмерно пафосная и глупая сказочка для малолетних детишек за авторством таких же детишек (только так и не повзрослевших). Ни капли реализма, ни капли правдопобия и… ПРАВДЫ, суровой правды суровой жизни. Вот чего полезного из этого можно вынести? Чему правильному можно научиться?! Вот то ли дело Толстого почитать или Оруэлла».

Суммируя сказанное, фэнтези оно: пафосное (глупо-пафосное), неправдоподобное, и не Толстой.

Я взялся писать эту заметку, чтобы обсудить именно «неправдоподобие», но не смог не пройтись и по остальным пунктам. Фэнтези охватывает огромный пласт литературы, но… благодаря Дж. Толкиену и (самое важное) Питеру Джексону, в мозгах людей, знакомых с фэнтези исключительно по фильмам, стереотип: «фэнтези = пафос» въелся намертво. Раньше меня это не особо коробило, но, с недавнего времени, стало слегка подбешивать. Люди, повторюсь, знакомые с жанром исключительно через голубой экран, вдруг углядели в нём некую революцию! Триггером к «откровению» послужила знаменитая «Игра Престолов». Насмотревшись сериала, отдельные личности с умным видом начали рассуждать о каком-то «повороте» в фэнтези! О Джордже Мартине говорят не иначе, как об Анти-Толкине.

И вот, казалось бы, ну, говорят и говорят. Собака лает – караван идёт. Ну, не знают люди ничего о Роджере Желязны с его «Хрониками Амбера», первый том которых написан аж в 1970 году. Роман, где параллели с Игрой Престолов видны невооруженным глазом. Однако… того, чего не показали по ящику, того и не было. Просто и логично. Конан-варвар, опять же, пребывает исключительно в образе туповатого качка, каким он был показан в старых фильмах с Арнольдом Шварценеггером. А то, что книжный Конан был малость не такой и, более того, на страницах книг он (внезапно!) появился раньше Бильбо Бэггинса… это не важно. Быть такого не может, ведь фэнтези было и пошло исключительно с Толкиена. До Толкиена не было ничего (и только дух Божий парил над землей). Мрачной мистической психоделики Лафкрафта, также написанной ещё в 30-ых годах XX-ого века, опять же, не было. Фэнтези это только – Толкин, а с недавних пор ещё и Анти-Толкин, он же Дж. Мартин.

Впрочем, по термину «Анти-Толкиен», я уже успел побурчать раньше. Сейчас мне не охота повторяться (кому интересно см. заметку). Суть в том, что, имея перед глазами лишь творения Толкиена и Мартина (и то не в книжном виде, а лишь в экранизации), отчего-то уместно говорить о «революции» в жанре. Это, как я не знаю, посмотреть по телеку мультфильм «Сказка о царе Салтане», позже экранизацию «Войны и Мира», а затем, больше ничего не зная (и знать не желая) из русской классики, начать с умным рассуждать о том, что Толстой – это Анти-Пушкин. Ну, а «чаво» такого-то?

Касаемо же Толстого и прочих классиков. Да, прочтением их трудов принято гордиться и гордиться заслуженно. Фраза: «Я прочёл всего Льва Толстого» звучит НАМНОГО круче, нежели: «Я прочёл всего Терри Пратчетта». При этом и тот, и другой были весьма плодовитыми авторами. Нельзя не упомянуть и о важности цитирования великих людей. Что на светском рауте, что в ресторане, что на корпоративе, что в бесадах «за жизнь» в придорожной обрыголовке, бравирование выдержками из классики даёт +100% к уровню эрудиции в глазах окружающих.

Допустим:
«Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему».
@ Л. Н. Толстой.
Круто? – Круто прям вот «ваще»!

«Будущее неопределённо! Нет иной судьбы, кроме той, что мы творим сами».
@ фраза из фильма «Терминатор-2».
Круто? – Ни фига не «ваще».

И не важно, что первая фраза отложилась в памяти не благодаря чтению «Анны Карениной», а благодаря фильму «12 стульев». Цитировать классику – дело уважаемое и благонамеренное. Фэнтези здесь, безусловно, проигрывает. Кстати, особые эстеты могут, до кучи, ещё и приноровиться цитировать Библию. Говорят, откровения Иоанна Богослова всегда производят должное впечатление на неискушенную публику. В крайнем случае можно выучить и «Отче Наш» (а если вы искренне верующий христианин, то, по идее, нужно). Однако для того, чтобы цитировать классику совершенно не обязательно её читать. Проще и надежней выписать себе ключевые фразы куда-нибудь в блокнотик. Главное, не полениться и чётко отследить, чтобы понравившееся цитата не оказалась фейком. Так ведь ещё Владимир Ильич Ульянов-Ленин писал:

С цитированием понятно, но насколько классическая литература и другие жанры поучительнее, познавательнее и полезнее для умов (юных и не очень) в сравнении с фэнтези? С одной стороны, читая классику, люди узнают о реальных исторических событиях, в то время как в фэнтези речь идёт о выдуманных мирах. Логично думать, будто рассказ о реальной эпохе гораздо полезней для читателя, нежели чтение фиг пойми какой абракадабры, выдуманной автором. И всё бы оно и правильно, если бы не важное «но». Когда речь заходит о художественных произведениях (а в особо запущенных случаях и о псевдо-исторических «научных» исследованиях) фантазия автора не просто смешивается с реальной эпохой, а искажает её. При этом если творческая сила автора велика, то его вымыслы и домыслы, начинают восприниматься читателями, как объективная реальность.

Всё, как в бородатом анекдоте:
— Возьмите меня работать врачом.
— А какое у вас образование?
— Все сезоны «Доктора Хауса».

Смех смехом, но понимание того, что сериал про медиков не делает человека врачом, у нормальных психически здоровых людей присутствует, но вот с осознанием того факта, что чтение «Войны и Мира» не даст вам ответа на вопрос — почему русские победили французов в войне 1812 года, порой улетучивается. Художественное произведение может быть лишь первым шагом к изучению предмета, но зачастую оный шаг становится не только первым, но и последним. Причины побед и поражений в войнах кроются не в длинных философских речах, а в скучных «бухглатерских» документах, начиная с вопроса – а сколько у каждой стороны было пороха?

И здесь мы подходим к самому важному моменту, ради которого я и взялся писать пост. Все жанры (классика, боевики, детективы) «льют нам в уши чистую фэнтезю» ради зрелищности и эпичности! Но если с фэнтези ясно, что оно фэнтези; то остальные произведения как раз и делают то, в чём обвиняют «сказки» — вводят людей в заблуждени, формируя неверные убеждения и стереотипы.

Читать еще:  Что делает редактор книги

Нормальный человек, прочитав того же Толкиена, не начнёт всерьёз верить в эльфов и гномов; но вот, проштудировав школьный курс русской классики, он вполне может убедить себя, что разобрался, почему в России произошла и победила революция.

Впрочем, история столь многогранна и неоднозначна, что полностью и однозначно разобраться в ней, похоже, не сможет никто и никогда.

Поговорим о более «приземлённых» убеждениях. Помниться, в 90-ые ряд моих одноклассников, под влиянием соответствующих книг и фильмов, записывались в секции единоборств, дабы, я почти цитирую: «Спокойно ходить ночью по району и раздавать лещей местной гопоте». Ну, вы понимаете. Познакомиться с девушкой, защитив её от нападения толпы гопников лунной ночью в заснеженном парке! Что может быть романтичнее? Да и в вездесущем Интернете хватает нынче видео на эту тему: «Как раздать в кабинете дворовой гопоте». Впрочем, попадаются и добросовестные профессионалы единоборств, которые говорят прямо: «Самый безопасный вид спорта – это умение быстро бегать». Да, если упорно тренироваться, то, в принципе, можно научиться приёмам, позволяющим эффективно отмутузить стайку гопников ночью при луне, небольшой численности и, желательно, вдрызг пьяных. Но… лишь до той секунды, пока кто-то (пусть, и самый щупленький) не достанет нож. На этом торжественном моменте все добросовестные обладатели поясов пятидесяти оттенков чёрного дружно говорят: «Увидел нож – беги!». Слишком велик шанс, либо помереть, либо остаться на всю жизнь инвалидом.

Я не пытаюсь сейчас никого отговорить от занятий борьбой, если оно для здоровья и в удовольствие, то всяко полезно, чем ничего. Речь о художественной литературе и «правдоподобии». Любое художественное произведение нужно уметь воспринимать критически, и в случае с фэнтези это делать, как раз, проще всего. Помниться, как-то случайно я, не помню уже где, наткнулся на «разбор по ведьмаку», в нём убедительно доказывалось, что меч из-за спины быстро вытащить нельзя и потому: «дескать, фу, неправдоподобно». Да, это так. Однако… в исторических романах Д’Артаньян или господин де Бюсси уверенно фехтующий одновременно с несколькими противниками – это тоже за гранью реальности. В суровой «правде жизни» у одного даже великолепного фехтовальщика практически нет шансов против 2-3 середнячков (на эту тему есть оч. интересная статья по ссылке). Вообще, подавляющее большинство фехтовальных приёмов рассчитаны на поединок один на один, при этом (!) на ровной площадке, где есть пространство для манёвра. Или распространённый миф о супертяжелых латах, в которых бедных рыцарей просто заковывали, отчего им приходилось ходить под себя, справляя нужду прямо в доспехи. На самом деле в настоящих боевых латах можно не только ходить, но и даже бегать, а весят они (внезапно) зачастую меньше, чем кольчуга, да и нагрузка по телу распределяется лучше. И подобных примеров множество.

Суть в том, что открывая любое художественное произведение, стоит отдавать себе отчёт, что перед вами именно художественное произведение. Ничего более. Вы открываете его ради того, чтобы развлечься и «насладиться рассказанной историей». Означает ли это, что из книги совершенно ничего нельзя для себя вынести. Ну, почему же? «Сказка о попе и его работнике Балде» — чистый вымысел, да в ней намёк … 🙂

PS. Сказанное выше вовсе не означает, что на логику (мира и его обитателей) можно вообще напрочь забить и лепить полную отсебятину в стиле: «я – художник, я так вижу». Это уже другая сторона медали, заслуживающая отдельного «разбора полётов».

Как стать критиком книг

Подписка отключает баннерную рекламу на сайтах РБК и обеспечивает его корректную работу

Всего 99₽ в месяц для 3-х устройств

Продлевается автоматически каждый месяц, но вы всегда сможете отписаться

Если вам хотя бы однажды начинало казаться, что у вас осыпается читательская матрица, глохнет воображение и роль книг в вашей жизни становится все менее существенной, а вам бы, например, очень этого не хотелось, вы не одиноки. Из задаваемых литературным критикам вопросов после извечного «Что почитать?» следом чаще всего идут «Как читать больше?» и «Как повысить качество своего чтения?» И если с первым вопросом, как правило, все более-менее ясно, универсального ответа на последние два нет, и вообще может статься, что этот самый ответ — «никак». Однако чем критики, или, возьмем шире, люди, пишущие о книгах, могут здесь помочь — рассказать о том, как читают они сами (и читают ли вообще) вне рабочего процесса.

Галина Юзефович,
литературный критик, преподаватель

Когда я читаю не по работе (такое очень редко, но все же случается), я сразу расставляю для себя приоритеты. Скорость чтения не важна — мы не на соревнованиях, и если, прочитав десять или двадцать страниц, я хочу прерваться, подумать о прочитанном и, ну, не знаю, посмотреть в окно, значит, так тому и быть. Если книга не нравится, если мне не хочется в нее возвращаться, значит, можно не дочитывать — жизнь слишком коротка, чтобы тратить ее на неинтересные вещи. Важно браться за книгу только в тот момент, когда у тебя, в самом деле, есть на нее силы: не нужно думать, что оптимальное время для «необязательного» чтения — это вечер после десятичасового рабочего дня, когда голова гудит, а глаза слипаются. (В скобках замечу: если внезапно оказывается, что почему-то на чтение совсем не остается «качественного» времени, то, возможно, дело не в плотном графике, а в чем-то другом — например, на самом деле вам это занятие не по душе или вы просто выбрали не ту книжку.)

Чтение «для себя» — это мой персональный ритуал, мой личный тайный сад, и, значит, процесс должен быть обставлен с максимальным комфортом. Ужасно не люблю все эти дежурные вздохи про плед, камин, чашку какао (вероятно, просто потому, что не пью какао), но в целом все и правда так — я хочу, чтобы в процессе чтения мне было хорошо, уютно и спокойно.

Конечно, когда я читаю «по работе», я не могу себе позволить всей этой роскоши — и тем внимательнее отношусь к подобного рода мелочам в тех случаях, когда читаю для удовольствия. А вот привычка делать выписки и пометки, фиксировать возникающие по ходу чтения мысли у меня остается неизменной независимо от того, читаю я по работе или нет. Мне кажется, это очень полезная практика, позволяющая сохранить не только общее впечатление о книге, но и какие-то собственные ассоциации, какие-то яркие формулировки и интересные детали. Я читаю только в электронном виде, с планшета, и у меня есть специальная папочка, куда я сохраняю все свои «записи и выписки»: одна книга — один файл. Возвращаться к этим заметкам всегда очень приятно — как будто заново погружаешься не только в саму книгу, но и в то время, когда ее читал, в свои мысли и эмоции.

Игорь Кириенков,
критик, редактор Bookmate, автор Telegram-канала I’m Writing a Novel

Я стараюсь не читать, когда мне этого не хочется, не мучить себя словами, которые — по тем или иным причинам — противятся усвоению. И, мне кажется, это совершенно нормально: чтение — даже в режиме бреющего полета над текстом, или набега, или вылазки за любимой подробностью — в какой-то момент превращается в изнурительный труд; писатели — за редким, на самом деле, исключением — раздражают, выводят из себя, навевают скуку. Я бы не стал списывать это на профессиональную деформацию — тем более что, по моим наблюдениям, искушенные читатели с годами нередко становятся лояльнее к не лучшим словам в не лучшем порядке. По-моему, нужно освободиться от представления о том, что потребление (любой, без разбора) литературы непременно благотворнее, чем даже самый, казалось бы, неинтеллектуальный досуг. Бесит Достоевский (нормальная абсолютно ситуация) — посмотрите, что нового в TikTok. Кемарите над научпопом про ДНК — напишите родным. Голод по книжке — и тут совершенно неважно, старой или новой, беллетристике или нон-фикшену — обязательно (сужу, впрочем, по себе) вернется.

Мое нынешнее положение освобождает меня от необходимости регулярно пропускать через себя мегабайты (реже кубометры) страниц; я — великое счастье — волен выбирать вид облучения (с тревогой замечая, что фикшена становится все меньше) и его интенсивность (приближающуюся ко вполне рядовым показателям) и все больше предпочитаю перечитывать; нарочно замедляю темп, чтобы разглядеть, как сделаны любимые — или просто ужалившие — тексты. И, сказать по совести, меня несильно заботит, что я едва ли успею до конца года прочитать 100 книг, как планировал в начале 2019; зато я, кажется, лучше разобрался в устройстве «Отца Сергия», «Распада атома» или нескольких стихах Марии Степановой и Льва Оборина.

Анастасия Завозова,
переводчик, главный редактор книжного аудиосервиса Storytel

Я не могу сказать, что структурные границы моего чтения проходят вдоль того, рабочее оно или нет, скорее наоборот — мне повезло, и моя работа — это читать то, что я люблю, и так, как я люблю, то есть довольно много. Поэтому у меня нет каких-то особенных ритуалов, а есть некоторый набор приемов, которые помогают мне читать примерно всегда — и много разных книг сразу.

Вот как это выглядит на практике. Например, в «Киндле» у меня сейчас — роман Сьюзен Чой «Trust Exercise», который недавно получил Национальную книжную премию США. Его я читаю в метро. В Storytel слушаю «The Fellowship of the Ring» («Братство Кольца») Толкина. Аудиокниги я слушаю, когда куда-то иду пешком, или на ночь, если устают глаза. Кроме того, у меня начаты два сборника рассказов: «A Cat, a Hat, and a Piece of String» («Кошка, шляпа и кусок веревки») Джоанн Харрис и «Fragile Things» («Хрупкие вещи») Нила Геймана. В какой-то момент я поняла, что читаю очень мало рассказов, но их сразу много и не осилишь, поэтому я читаю по одному после того, как заканчиваю очередной условный роман, и слушаю по одному после того, как заканчиваю слушать очередную аудиокнигу, или просто читаю по рассказу, когда застреваю с какой-нибудь другой книгой. Таким образом, я все время что-то слушаю или читаю и могу переключаться между разными текстами, если к какому-то из них у меня не очень лежит душа именно сейчас.

Кроме того, я все время борюсь с тем, что читаю постыдно мало нон-фикшена. Я не люблю, скажем, научпоп, но у меня есть огромный список книг по истории культуры определенных эпох (английские регентство и викторианство), до которого у меня все время как-то не доходят руки, потому что я увлечена очередным романом. Поэтому я придумала себе правило, что каждая десятая прочитанная мной книга должна быть нон-фиком из этой категории. Если честно, соблюсти правило мне не всегда удается, и часто, дойдя до этой самой десятой книги, я выбираю чтение потоньше, всякий раз обещая себе, что уж в следующий раз доберусь до классического труда Джульет Баркер о сестрах Бронте (а там страниц 800).

Читать еще:  Книги по экономике топ

И да, я обожаю списки и учет прочитанного, поэтому у меня есть аккаунт на Goodreads, где я каждый год устанавливаю себе количество книг для книжного вызова (в 2019 году я решила прочесть 120, до конца осталось еще девять) и заношу все книжки на тематические полки, чем больше — тем лучше. Полки эти пригодились мне, например, для записи нашего с Галиной Юзефович подкаста «Книжный базар», когда нужно было вспомнить, что ты лет десять назад читал по определенной теме.

Сергей Кумыш,
писатель, литературный критик

Для меня главное различие между рабочим и нерабочим чтением — скорость и время. В первом случае я спокойно могу одолеть 400 страниц за один присест, во втором мне вполне хватает четырех; в первом случае я так или иначе подстраиваю книгу под себя (у меня есть планы и сроки, и, как правило, они весьма сжаты), во втором — сам подстраиваюсь под ее ритм, метр и темп. Некоторые книги, писавшиеся быстро, например, «Jesus’ Son» («Иисусов сын») Дениса Джонсона (этот сборник рассказов еще и очень короткий), лучше читать даже не то чтобы медленно, а долго — прерываясь, возвращаясь к нему, отдыхая от него; необходимо дать этой книге пожить внутри тебя своей жизнью. Впрочем, в большинстве случаев текст сам всегда подскажет.

Когда читаю для себя, у меня нет цели непременно прочесть всю книгу от начала до конца, гораздо важнее просто с ней побыть. Поэтому я не люблю детективы и вообще «увлекательную» литературу, где сюжет поставлен во главу угла, и ты, хочешь не хочешь, фактически вынужден переворачивать страницы одну за другой, одну за другой. «Невозможно оторваться» для меня — как читателя, не критика — скорее минус, чем плюс. Я, знаете, люблю отрываться. Как критик, наоборот, вполне могу оценить лихой монтаж какого-нибудь остросюжетного романа, потому что моя задача — рассказать о книге так, чтобы те, кого она может заинтересовать, непременно ее заметили. Однако любить ее в мои обязанности не входит. Чтение одного романа для меня может растянуться на месяцы. Мне нравится таскать книгу с собой, носить повсюду ее атмосферу, время от времени заглядывать в нее, пускай урывками. Можно и вовсе ее не трогать — достаточно знать, что она рядом, под рукой.

Прямо сейчас я перечитываю один из моих самых любимых романов — «Чтение в темноте» ирландского поэта и литкритика Шеймаса Дина: открываю перед сном на первой попавшейся странице и читаю то, за что зацепится взгляд. Иногда мне хватает в буквальном смысле одного предложения — после чего я выключаю свет и засыпаю, перекатывая его на языке.

Анна Наринская,
журналист, куратор

Из-за того, что я перестала регулярно писать про книги, изменился не метод, а, собственно, предмет моего чтения. Сейчас я читаю практически только то, что хочу. Я не обязана читать новый роман только потому, что там описывается что-нибудь узнаваемо политическое или автор совершал в реальности какие-нибудь малоприятные громкие поступки. Теперь я могу много перечитывать, а новое читать только тогда, когда заранее понимаю, что мне это нужно. И вот между перечитыванием и чтением нового есть большая разница, конечно. Перечитывание — это машина времени. Разговор с той собой, которая читала это когда-то давно. История отношений с книгами — это же, скажем так, мониторинг наших внутренних изменений. И если «Анна Каренина» для нас сначала про Анну и Вронского, потом про Левина, потом про Анну и Каренина — это же что-то очень важное про нас говорит. А чтение нового — это все-таки поступательное движение. Пусть с остановками на «ах», «неужели» или на «ну когда же наконец это закончится». До недавнего времени я — если ощущала вот это последнее — все равно читала до конца. Сейчас вполне могу бросить. Наверное, это и есть свобода.

Собираетесь в отпуск и раздумываете, какие книги поедут с вами? Помогаем решить в редакционном проекте «РБК Стиль».

Как стать ресторанным критиком?

Ресторанный критик – относительно новая и перспективная профессия. Список обязанностей таких специалистов необычен. Они посещают рестораны и кафе, чтобы прочувствовать атмосферу, проверить сервис, попробовать кухню и дать честную рецензию. Впечатления публикуются в журналах, газетах, путеводителях, сайтах и блогах, давая возможность читателям понять, стоит ли заведение внимания. Ресторанные критики должны отлично разбираться в кулинарном искусстве, быть внимательными к деталям, знать все об индустрии питания и уметь излагать мысли в письменном виде. Это помогает составить правдивый и беспристрастный отзыв о приготовлении блюд, ингредиентах и сервисе в ресторане.

Профессия считается высококонкурентой, особенно в Европе, и требует качественного образования, большого опыта и уверенности в собственных силах, что позволит заявить о себе и найти «место под солнцем». Но давайте узнаем подробнее, как стать ресторанным критиком?

Получите кулинарное образование

Бытует мнение, что для работы ресторанным критиком требуется только образование журналиста, однако такая подготовка не позволит стать профессионалом. Как оценить всю вкусовую гамму блюда без развитого вкуса и обоняния? Как понять, правильно ли соблюдена рецептура? Как оценить шедевр, не представляя, каким он должен быть на вкус? А как описать все впечатления в честном отзыве, не умея излагать мысли на бумаге? Профессия ресторанного критика требует высокой образованности, как в кулинарном искусстве, так и журналистике. Более того, ему стоит узнать как можно больше подробностей о стандартах работы в индустрии питания. Как должны работать официанты, какие нормы обслуживания приняты в заведениях разного типа и т.д. Ресторанный критик – это «тройной агент» со способностями к объективной критической оценке.

«Я считаю, что для работы важна честность, постоянная работа над собой и практика, понимание, что не стоит критиковать блюда, которые вам незнакомы, пригодится любознательность и любовь к чтению книг», – говорит известный ресторанный критик Себастьен Рипари из Франции.

Узконаправленных программ подготовки таких профессионалов не существует. Если вы хотите стать ресторанным критиком, пройдите обучение в кулинарных школах в Европе. Отлично подойдут программы следующих учебных заведений:

Обучение поварскому искусству и ресторанному делу сделает вас конкурентоспособным. Вы научитесь готовить самые разные блюда, узнаете о стандартах работы в индустрии, научитесь правильно оценивать не только кухню, но и обслуживающий персонал, интерьер, сервис, винную карту и атмосферу. За время обучения в Европе вы побываете в роли повара и официанта, сомелье и управляющего, лучше поняв ресторанный бизнес. Читатели будут доверять вашему мнению, т.к. вы не теоретик, высказывающий любительскую точку зрения, а практик, прекрасно разбирающийся в деле. Конечно, вам не обязательно становиться отменным поваром, но преуспевающий критик Джо Варвик считает, что «главное много пробовать и знать лучшие версии блюд, понимать технику и сложность приготовления».

Программы обучения варьируются в зависимости от школы, но их можно разделить на несколько категорий:

При выборе учебного заведения и курса у многих возникает масса вопросов. Не бойтесь обратиться за помощью. Эксперты STUDIES&CAREERS подберут оптимальную школу и программу, а также помогут оформить документы для поступления и получения визы.

Не ограничивайтесь кулинарным образованием. Пройдите обучение на журналиста. Если самообразование – не ваш метод, поступите на полноценные программы Бакалавриата или краткосрочные курсы.

Образование ресторанного критика продолжается на протяжении всей жизни. Он должен постоянно следить за тенденциями ресторанной индустрии, развиваться в писательском деле и улавливать новые веяния в кулинарии.

Получите опыт работы в ресторанной индустрии

Образование повысит конкурентоспособность, а опыт работы сделает из вас профессионала с большой буквы. Во время учебы в кулинарных школах в Европе, скорее всего, вы пройдете стажировку в местных ресторанах. Но стоит ли останавливаться на достигнутом? Получите еще больше практического опыта – устройтесь в заведение индустрии питания хотя бы на несколько месяцев. Обращайте внимание на работу всех членов команды ресторана: шеф-повара, администратора, управляющего, бартендера, официантов, уборщиков и тд. Наблюдайте за гостями, следите за их реакцией на определенные блюда и отмечайте предпочтения в обслуживании.

Читайте книги и заметки успешных ресторанных критиков

Перенимайте опыт лучших из лучших. Читайте рецензии на рестораны и изучайте книги ведущих критиков, которые добились успеха и стали уважаемыми. Обратите внимание на работы Мэри Фишер, Себастьена Рипари, Эббота Либлинга, Элизабет Дэвид, Джо Варвика, Робера Куртина и других. Читая, подмечайте детали, следите за тем, как они описывают впечатления и вкусовые ощущения.

Начинайте писать отзывы

Ресторанный критик Себастьен Рипари отмечает важность практики. Чем больше рецензий и заметок вы напишите, тем профессиональнее станете. Готовьте материалы для журналов и газет, сайтов и собственного блога, подойдут даже странички в социальных сетях. Практика в писательском деле поможет развить собственный стиль, а хорошее портфолио – заключить контракты с издательствами.

Помните!

  • Работа ресторанного критика похожа на сказку, но она полна нюансов. Вам придется откинуть собственные пристрастия к еде, посещая не только рестораны высокой кухни, но и ирландские пабы, китайские кафе и обычные «забегаловки».
  • Работая ресторанным критиком много лет, вы поневоле познакомитесь с шеф-поварами разных заведений питания. Сохраняйте нейтралитет, ваша дружба не должна сказаться на рецензиях. Если ваш знакомый шеф плохо готовит тартар из говядины, вы не имеете право молчать и приукрашать действительность. Объективность – залог успеха ресторанного критика.
  • Анонимность – обязательное условие для беспристрастного отзыва. Посещая ресторан для рецензии убедитесь, что вас никто не знает. Если официант или повар распознал в вас критика, то вы ощутите повышенное внимание со стороны всего персонала. Чем дольше вы будете работать, тем больше станет ваша популярность. Известным критикам сложно посещать рестораны самостоятельно, анонимность потеряна, они прибегают к помощи ассистентов.
  • Если вы не любите кориандр, а в заказанном блюде его сполна, ваша личная непереносимость ингредиента не должна отразиться на рецензии.

Если узнав, кто такой ресторанный критик, вы решили получить эту профессию, обращайтесь за консультацией к экспертам STUDIES&CAREERS, которые помогут подобрать оптимальную программу обучения и школу.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector